Жёны декабристов
Страница 11

История » Жёны декабристов

Зинаида Волконская писала когда-то, что жизнь Марии Николаевны "запечатлена долгом и жертвою". О совести и долге много говорит и сама декабристка. Накануне отъезда в Сибирь она сообщает "нежным, хорошим, чудесным и замечательным сестрам" о том, что счастлива, потому что "довольна собой". А вот что пишет она В. Ф. Вяземской, жене поэта, прожив полгода в Благодатском руднике: "С тех пор как я уверена, что не смогу вернуться в Россию, вся борьба прекратилась в моей душе. Я обрела мое первоначальное спокойствие, я могу свободно посвятить себя более страдающему. Я только и думаю о той минуте, когда надо мной сжалятся и заключат меня вместе с моим бедным Сергеем; видеть его лишь два раза в неделю очень мучительно; и верьте мне, что счастие найдешь всюду, при любых условиях; оно зависит прежде всего от нашей совести; когда выполняешь свой долг, и выполняешь его с радостью, то обретаешь душевный покой".

Когда читаешь первые сибирские письма Марии Николаевны, создается впечатление, что молодая женщина, натура романтически-страстная и горячая, пытается убедить не только близких, но и прежде всего себя в правильности своего поступка, в прочности чувства к Сергею Волконскому. " .Чем несчастнее мой муж, тем более он может рассчитывать на мою привязанность и стойкость", — пишет она 12 февраля 1827 г. свекрови. Даже в этих письмах, в которых Волконская беспрерывно пишет о муже ("я совершенно счастлива, находясь подле Сергея", "Я довольна своей судьбой, у меня нет других печалей, кроме тех, которые касаются Сергея"), чувствуется больше жертвенности в гордыни, чем самоотречения во имя любви (как у Александрины Муравьевой).

Через пятнадцать, двадцать она все больше устремляется к земному благополучию, и главным образом не для себя, а для детей. Правдами и неправдами определяет сына Мишу в Иркутскую гимназию. Потом вся семья перебирается в город. Иркутский дом (теперь он, как и дом Трубецких, стал музеем) опальная княгиня стремится превратить в первый салон города. И Марию Николаевну мало волнует, что ее муж, князь по рождению, ходивший в смазных сапогах, любивший побеседовать с мужиками о жизни и часто возвращавшийся домой в одежде, пропитанной запахами базара и запорошенной соломой, совсем не подходит к этому салону. Мария Николаевна на свой лад и наперекор мужу устраивает судьбу красавицы-дочери: едва той исполняется пятнадцать лет, выдает замуж за преуспевающего сибирского чиновника Молчанова.

Таков был финал сибирской жизни М. Н. Волконской. Она умерла двумя годами раньше старика Волконского. И оба — после бурной в тяжелой жизни — покоятся вместе, в Черниговской области, в селе Воронки .

Вернувшись на родину, Мария Николаевна начала писать воспоминания о пережитом. Получился бесхитростный и сдержанный рассказ о ее жизни с момента замужества и восстания декабристов до возвращения из Сибири.

С первых же слов повествования становится ясно, что брак Волконских был заключен не по любви. Однако самого Волконского Мария Николаевна называет "достойнейшим и благороднейшим из людей". С таким же почтением она пишет и о единомышленниках мужа, давая им высокую нравственную оценку.

В записках Волконской нет эффектных мест, зато есть масса живых эпизодов и деталей, метко схваченных женским глазом, весь ее рассказ поражает искренностью и правдивостью.

Работая над поэмой о декабристах, Н. А. Некрасов попросил Михаила Волконского познакомить его с воспоминаниями матери. Михаил Сергеевич читал вслух (Некрасов не знал французского языка, на котором писала Волконская), а поэт, слушая его, вскакивал с места, закрывал лицо руками .

И до сих пор записки Марии Николаевны Волконской нельзя читать без волнения.

Волконская писала только для сына. Он же, к 1904 г. весьма преуспевающий чиновник, не без колебаний взялся за издание мемуаров матери. Однако записки, появившиеся впервые в печати в 1904 году на французском языке, имели такой успех, что через два года издание пришлось повторить. И в дальнейшем они переиздавались неоднократно. Может ли быть лучшая оценка написанного?

"Женский подвиг ради любви"

Как правая и левая рука —

Твоя душа моей душе близка.

М. Цветаева

Почему-то, когда речь в России заходит о женском подвиге ради любви, сразу же вспоминают жен декабристов, последовавших за своими мужьями на каторгу в Сибирь.

Дамы, принадлежащие к благородному сословию, получившие нередко аристократическое воспитание, вечно окружённые многочисленной прислугой, бросили уютные усадьбы ради того, чтобы жить рядом с близкими им людьми, невзирая на любые лишения, как простолюдинки. На протяжении полутора столетий Россия хранит светлую память о них.

Страницы: 6 7 8 9 10 11 12

Религиозные верования
В пантеоне майя были представлены боги земли, дождя, ветра, молнии и прочих природных сил и явлений. С четырьмя сторонами света ассоциировались чаки, четыре бога дождя. Их необходимо было задабривать, чтобы они не наслали ливень и град. В религии майя не присутствовало христианских концепций греха, наказания и искупления – она была пред ...

Мужские концлагеря (Бухенвальд)
В 1933 году, на горе Эттерсберг, неподалеку от городка Веймар, началось строительство нового, “адского” концлагеря – Бухенвальд. Вскоре, после начала строительства, прибыли первые заключенные - это были советские военнопленные, которые продолжали строительство концентрационного лагеря. Сразу за воротами располагался так называемый “App ...

Жизнь до Петербурга. В Покровском
Родился Григорий Распутин в селе Покровское, Тобольской губернии в семье довольно крепкого достатка. Вот как он сам описывает свою юность в интервью газете «Новое время»: «В пятнадцать лет, в моем селе, в летнюю пору, когда солнышко тепло грело, а птицы пели райские песни, я ходил по дорожке и не смел идти по середине ее… Я мечтал о бо ...