Захват Турцией посреднической монополии в трансконтинентальной торговле в XV начале XVI века
Страница 9

История » Положение Турции в международной торговле в XV-XVIII вв. » Захват Турцией посреднической монополии в трансконтинентальной торговле в XV начале XVI века

Трапезунд нуждался в хлебе, поэтому зерновые ввозили из других стран. До османского завоевания — из Крыма, Азова, Северо-Западного Кавказа. В канун-наме сохранились сведения об импорте зерновых: «После разгрузки судов с пшеницы, ячменя и проса, а также с других зерновых взимается налог — 1 акче с 2 киле. Однако часто специальные оценщики устанавливают цену на товар, и после этого взимается налог». По-видимому, и после османского завоевания существенных изменений в этой отрасли торговли не произошло.

Недалеко от города в Деирмендереси (Ущелье мельников) были построены водяные мельницы для помола зерновых. По этому поводу имеется специальное султанское постановление о мельницах, что свидетельствует об их значении для экономической жизни города. Годовой налог с мельниц составлял 2626 акче.

Трапезундский край был богат и славился фруктовыми садами, виноградниками, ореховыми и маслинными рощами.

Из Трапезунда фрукты, цитрусовые, орехи и маслины вывозили главным образом в Стамбул.

Трапезунд славился своими ремесленными изделиями, которые экспортировали в различные страны, и на них был большой спрос. Эвлия Челеби высоко отзывался о ремесленниках этого города: «На всем свете нет ювелиров искуснее» [43, c.41].

Близ Трапезунда добывали квасцы. Они весьма ценились как важнейшее сырье для текстильного и красильного дела и до османского завоевания экспортировались в Европу. Большим спросом пользовались здешние цветные краски. Видимо, в городе было множество красильных мастерских, так как взимаемый с них ежегодный налог составлял 7 тыс. акче.

Предметами трапезундской торговли были также лен и льняное полотно. По-видимому, некоторое количество льна выращивали в ливе Трапезунд, часть же ввозили из других стран, в частности из Западной Грузии.

По данным канун-наме, с льняного полотна, продаваемого в городе, взимался налог в пол-акче с продавца и столько же с покупателя. Однако если в городе мусульманин продавал мусульманину, то налог тогда не взимался,] если же мусульманин продавал христианину, то последний обязан был уплатить налог.

Таким образом, мусульмане пользовались некоторой привилегией при купле-продаже льна.

В документе учтены и другие случаи: «Если житель Трапезунда не сможет продать принадлежавшее ему льняное полотно и после измерения вывезет его в другие места по суше, то он платит 3 акче с сотни, если же морем — то 4 акче с сотни».

Льняное полотно из Трапезунда вывозили для продажи и в Эрзинджан. Согласно канун-наме Эрзинджана 1516 г., «после продажи в городе льняного полотна, привезенного из Трапезунда, с каждого рулона взимается 10 караакче, независимо от того, кто был покупатель, а с юка полотняного отреза -150 караакче».

Большая часть денежных поступлений городской торговли принадлежала султану и санджакбею Трапезунда; годовой доход составлял 700-800 тыс. акче, поэтому государство было весьма заинтересовано этой стороной жизни города и уделяло ей большое внимание. Государственные чиновники бдительно следили, чтобы купцы не припрятывали товар, за что их строго наказывали: «Раньше с купцов, припрятавших товар, эмин и амин взимали таможенный налог в двойном размере; однако раньше в подобных случаях товар возвращали владельцу, теперь же, согласно новому предписанию, этот товар поступает в распоряжение государства».

После установления османцами контроля над проливами влияние иностранных купцов постепенно сократилось. «Османские подданные — армяне, евреи, греки, турки — мусульмане начинают брать в свои руки торговлю в черноморских портах, в Молдавии и Польше» [23, c.192].

Аналогичную картину наблюдаем и в Трапезунде. После ликвидации генуэзских и венецианских торговых факторий в городе вся торговля перешла в руки местных купцов, влияние которых значительно возросло. Следует заметить, что большая часть городского населения была связана с торговлей.

Эвлия Челеби население Трапезунда делит на семь слоев: 1) знатные и вельможи; 2) улемы, праведники и другие почтенные люди; 3) купцы; 4) ремесленники; 5) мореходы; 6) виноградари и садовники; 7) рыбаки [43, c.40].

Из них три слоя — купцы, ремесленники и мореходы непосредственно участвовали в торговле, а мореходы же, как замечает Эвлия Челеби, «занимаются торговлей на море» [43, c.40]. Остальные слои населения также более или менее были связаны с торговлей.

По сведениям Эвлия Челеби, трапезундские негоцианты — это богатые, солидные и блестящие купцы, «которые ходят в Азов, к казакам, в Мегрелистан, в страну Абаза, в Черкесстан, в Крым и торгуют». Трапезундские купцы вели торговлю также с Польшей, Валахией, Болгарией и Ираном.

Страницы: 4 5 6 7 8 9 10

Внешняя политика в начале XIX в
Борьба против наполеоновской Франции. В самом начале XIX в. Россия придерживалась нейтралитета в европейских делах. Однако агрессивные планы Наполеона, с 1804 г. французского императора, заставили Александра I выступить против него. В 1805 г. сложилась 3-я коалиция против Франции: Россия, Австрия и Англия. Начавшаяся война оказалась кра ...

Исторические этапы становления и развития городов и ГХ. Древний период
По свидетельству историков, первые города возникли 4000-3000 лет до н.э. в Месопотамии как центры проживающих там общин и племен. Имеются исторические свидетельства о возникновении городов 3000-2000 лет до н.э. в древней Индии, Греции, Египте, Китае, чуть позже - в Финикии. Древние города занимали значительные территории. Большинство д ...

Искусство
В Центральной Америке и в области Анд ко времени европейской колонизации существовала высокоразвитая художественная культура, уничтоженная завоевателями (см. Мексика, Гватемала, Гондурас, Панама, Колумбия, Перу, Боливия, Ацтеки, Инки, Майя, Миштеки, Ольмекская культура, Сапотеки, Тольтеки). Искусство многочисленных племён, находившихся ...