Развитие России в первой половине XIX в.
Страница 3

История » Александр I - человек и государь » Развитие России в первой половине XIX в.

Основными производителями товарного хлеба были степные, поволжские и центральноземледельческие губернии. В 50-х годах XIX в. общая масса товарного хлеба в Европейской России составляла около 342 млн пудов (18% среднегодового сбора). Из этой общей массы: 70 млн пудов шло на экспорт; 72 млн-на винокурение; 110млн-на нужды городов; 18 млн- на армию: 72 млн пудов закупало негородское промысловое население центральнопромышленных губерний страны.

В промышленных губерниях увеличивались посевы технических культур-льна и конопли. Так, за первую половину XIX в. во Владимирской, Костромской и Ярославской губерниях производство льноволокна увеличилось в 5 раз и достигло 2 млн пудов в год. Производство конопли и пеньки было наиболее развито в Нижегородской и Калужской губерниях. В Ярославской и Московской губерниях особенно быстрыми темпами развивалось огородничество. Продукция с огородов шла не только на внутренний, но и на внешний рынок.

Восьмая ревизия (1836) показала, что в России в то время насчитывалось 127,1 тыс. помещиков, которые со своими семьями составляли 1% населения страны. 109.3 тыс. помещичьих семей владели крепостными крестьянами, причем большинство из них (70%) были мелкопоместными, имевшими в своей собственности до 21 души крестьян мужского пола. Крупных помещиков насчитывалось около 3%, однако они владели половиной всех крепостных крестьян (в среднем по 1350 крестьян на одного помещика). Среди этих богатых вельмож-Шереметевы, Юсуповы, Гагарины, Воронцовы, Голицыны, каждому из них принадлежали десятки тысяч крепостных крестьян и сотни тысяч десятин земли. Все они, как правило, занимали вьющие посты в государстве. По данным десятой ревизии (1858), число помещиков, владевших крепостными крестьянами, уменьшилось на 7,5%. Это сокращение было вызвано главным образом разорением мелкопоместных владельцев. [15]

В середине XIX в. наблюдалось, с одной стороны, небольшое сокращение помещичьего землевладения в Центральной России (за счет продажи дворянами своих земель представителям других сословий), а с другой стороны, значительное увеличение дворяне скоте землевладения в Приуралье, Поволжье и районах степного Юга (за счет крупных земельных пожалований сановникам царского двора). В целом же к 1858 г. дворянское землевладение возросло на 3% (в то время в собственности помещиков находилось 104,8 млн десятин земли, что составляло 32% всех земельных угодий европейской части России). [16]

Развитие товарно-денежных отношений подрывало натуральный характер хозяйства. Стремление помещика к производству хлеба на продажу вызывало расширение барской запашки и сокращение крестьянских наделов. К этому следует добавить открепление крестьян от своих наделов и привлечение их к более выгодным промысловым занятиям. Все более широкое развитие обмена и торговых отношений разлагало крепостное право и расширяло возможности освобождения крестьян от внеэкономического принуждения. Наконец, не так быстро, но вместе с тем неотвратимо наступали положительные сдвиги в технике сельскохозяйственного производства.

Процесс разложения крепостничества протекал противоречиво и неоднозначно в различных районах страны. Крестьяне в неземледельческих губерниях переводились с барщины на оброк, при этом их внеэкономическое принуждение в какой-то степени ослабевало. Зажиточные оброчники имели возможность выкупиться на волк). В земледельческих губерниях, наоборот, возрастала барщина и усиливалось внеэкономическое принуждение крестьян. В целом же по России с конца XVIII до середины XIX столетия удельный вес барщинных крестьян увеличился с 56 до 710/0. К моменту реформы 1861 г. барщинная форма крепостничества заметно преобладала над оброчной. Такое соотношение форм эксплуатации бесправных крестьян объяснялось двумя причинами: помещичье хозяйство, с одной стороны, вступало в товарно-денежные отношения, вследствие чего увеличивалось производство хлеба на продажу, с другой-еще недостаточное промышленное развитие страны, ее аграрный характер не способствовали более широкому распространению оброчной формы. Следует заметить, что расширение барщинной формы крепостничества отнюдь не означало ее большей рентабельности по сравнению с оброчной. Напротив, кризис крепостного хозяйства развивался прежде всего как кризис барщинной системы, при которой производительность подневольного труда крестьян неизменно падала. Крестьянин, конечно, не мог быть радивым тружеником на барских угодьях, он не столько работал, сколько тянул время. При этом не могли заметным образом поднять производительность труда крепостных различные меры стимулирования и интенсификации барщины (введение нормы дневной выработки, частичная оплата и др.).

В то же время и оброчные хозяйства помещиков переживали свои трудности. Дальнейшее развитие крестьянских промыслов породило между ними конкурентную борьбу. Одновременно рост фабричной промышленности подрывал многие традиционные крестьянские ремесла. Заработки оброчных крестьян заметно сокращались, их платежеспособность падала, а следовательно, уменьшалась и доходность помещичьих имений. В результате начиная с 20-х годов XIX в. повсеместно росли недоимки-главный показатель несоразмерности крестьянского оброка с реальной платежеспособностью крепостных. [17]

Страницы: 1 2 3 4

Вице-губернатор губернское правление
Все сословия, кроме крепостных (для них хозяином и судьей был помещик), должны были принимать участие в местном управлении. Каждое сословие получало свой суд. Помещика судил Верхний земский суд в губерниях и уездный суд в уездах. Государственных крестьян судила Верхняя расправа в губернии и Нижняя расправа в уезде, горожан городовой маг ...

Внутренняя торговля.Внутренний рынок
Процесс производства и углубление общественного разделения труда привели на рубеже 15-16 веков к усилению развития товарно-денежных отношений. Увеличение товарности сельского хозяйства в известной мере стимулировалось и ростом денежных налогов, ради уплаты которых крестьянам приходилось продавать не только излишки, но и часть необходимо ...

Бородинское сражение.
Вечером 22 августа 1812 года русская армия остановилась около деревни Бородино. До Москвы оставалось немного более 100 верст. На следующий день Кутузов писал Александру Ι: «Позиция, в которой я остановился… одна из наилучших, которую только на плоских местах найти можно. Слабое место сей позиции, которое находится с левого фланга, ...