Учёба и начало военной службы М. И. Кутузова.
Страница 1

Кутузов Михаил Илларионович » Учёба и начало военной службы М. И. Кутузова.

Ещё до того как отец и сын Голенищевы-Кутузовы уехали в Ригу, Миша начал основательно готовиться к поступлению в ту же Инженерную школу, в которой четверть века тому назад учился Ларион Матвеевич. Он прошёл грамматику российскую, начал изучать языки немецкий и французский и поначалу сильно преуспел в первом из них. Впоследствии он знал семь языков, а немецким и французским владел не просто в совершенстве, но с подлинным блеском. Знаменитая французская писательница Жермена де Сталь однажды сказала Михаилу Илларионычу, что он говорит по-французски, как истинный парижанин, и уж несомненно намного лучше корсиканца Буонапарте. Столь же совершенно владел он впоследствии и немецким, а кроме того, знал польский, турецкий, татарский, итальянский и латынь.

Что касается русского языка, то и здесь Кутузов был бесподобен.

Вот что писал много лет спустя о Кутузове-ораторе, о Кутузове-златоусте близко знавший его дежурный генерал Сергей Иванович Маевский: «Природа и навык одарили его прекрасным языком, который восходил до высокого красноречия. В нём были счастливые обороты в мыслях и словах; и притом он умел сохранять всегда чудную прелесть лаконизма и игривость от шуточного до величественного. Можно сказать, что Кутузов не говорил, но играл языком; это был другой Моцарт или Россини, обвораживающий слух разговорным своим смычком. Но при всём творческом его даре он уподоблялся импровизатору; и тогда только был как будто вдохновен, когда попадал на мысль или когда потрясаем был страстью, нуждою или дипломатической уверткою. Никто лучше его не умел одного заставить говорить, а другого – чувствовать, и никто тоньше его не был в лекарстве и провидении того, кого обмануть или обворожить принял он намерение…»

Дома готовясь к поступлению в Инженерную школу, он, разумеется, получил лишь начальное образование в предметах, которые надлежало сдать при поступлении. Однако подготовка в математике, фортификации и началах инженерного дела была довольно основательной.

Служебная командировка Лариона Матвеевича, в которой вместе с ним был и его старший сын, происходила во время так называемой Семилетней войны 1756-1763 годов, когда Россия вела борьбу с Пруссией. Остзейские крепости находились в непосредственной близости от театра военных действий (сражения шли на территории соседней Восточной Пруссии и в балтийском море) и Миша Кутузов впервые в жизни испытал волнительную атмосферу прифронтового города. В Риге Миша сильно продвинулся в изучении математики и особенно немецкого языка, на котором в этом городе говорили почти все местные жители.

Перед отъездом из Риги отец учинил сыну строгий официальный экзамен, оформленный должным образом. Инженер-капитан Шалыгин возглавил комиссию, которая, проверив познания Михаила Голенищева-Кутузова, выдала ему документ, что он, сдав экзамен по артиллерии и инженерному делу, «в арифметике и геометрии довольное значение имеет, в фортификации же – названия главнейших углов, линий и строений изрядно знает».

17 апреля 1759 года Ларион Матвеевич подал на имя генерал фельдцейхмейстера (командующего артиллерией русской армии) графа Петра Ивановича Шувалова рапорт, в котором писал: «Имею я сына Михаила… А как оный сын мой ревностное желание и охоту имеет служить в артиллерийском корпусе, того ради ваше высоко графское сиятельство всепокорнейше прошу, дабы повелено было означенного сына моего по желанию определить в артиллерийский корпус… А сверх грамоты обучался сын мой немецкого языка с основанием, по-французски, хотя несовершенно, говорит и переводит и в латинском грамматику оканчивает и переводить зачал, тако ж к арифметике и геометрии, и фортификации один манер прочертил, несколько рисовать, такоже истории, географии…»

Вскоре последовал и приказ о его зачислении.

Все три года, когда Михаил Кутузов учился на офицера, он жил дома, а в школе был только на занятиях и в летних лагерях во время сборов. Их дружба с отцом стала ещё более тесной.

После окончания школы Михаил Кутузов служил в Польше, довольно долго прожил в Москве и, наконец, попал на Дунай, где шла очередная русско-турецкая война.

Русскими войсками командовал фельдмаршал Пётр Александрович Румянцев, и в его армии оказались и отец и сын Кутузовы. Сын был премьер-майором, а отец – инженер-генерал-майором.

Страницы: 1 2

Понятие интеллигенции. Ее особое положение в провинции.
ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ (от лат. intelligens — понимающий, мыслящий, разумный) – люди умственного труда, обладающие образованием и специальными знаниями в различных областях науки, техники и культуры; общественный слой людей, занимающихся таким трудом [1] . Термин «интеллигенция» был введен писателем Петром Дмитриевичем Боборыкиным (1836—1921) ...

Поляки в Енисейской губернии (XVIII – начало XX вв.)
Что представляла из себя Енисейская губерния в XVIII – XIX веках? Каковы были условия жизни, в которые попали поляки[9], имеющие европейский уровень воспитания и образования, в большинстве дворянского происхождения. "Площадь Енисейской губернии к началу I Всероссийской переписи населения 1897 г. составляла 2 233 929 кв. версты, на ...

Единицы измерения
— Турки использовали системы мер и весов, которые отличались друг от друга в зависимости от района, от видов продукции (текстиль, зерно, металлы) и от эпохи. Например, окка кийе, османская единица веса, равнялась в Стамбуле 1,28 кг, в Албании — 1,41 кг. Килекейл, которой измеряют вес (22, 659 кг в Стамбуле) и, одновременно, объем (37 ку ...