В ночь убийства
Страница 1

История » Григорий Распутин » В ночь убийства

Наконец назначенный вечер настал. Подвальное помещение было изменено

До неузнаваемости. Пуришкевич и великим князем постарались придать этому до помещению такой в его только что покинула небольшая компания, спугнутая появлением гостя. Наверху играл патефон. Все это было сделано для того, чтобы «жертва» не догадалась о планах заговорщиков.

Сначала все шло по намеченному плану. Распутин отпустил агентов охранки и благополучно приехал в сопровождении Феликса Юсупова, не замеченный никем. Всю прислугу, за исключением двух военных, стоявших на парадном входе отпустили. «Старец» прибывал в позитивном настроении, шутил, но не притрагивался ни к мадере, ни к еде. Битых пол часа князь пытался сделать что-либо для того, что бы заставить его съесть или выпить хоть что-нибудь, но это лишь осложнило задачу, потому что Распутин начинал высказывать свое недоверие Феликсу в том, что княгиня вообще в доме. Его настораживало то, что та, ради исцеления которой он приехал сюда, заставляет его так долго ждать.

В конце концов, поддавшись уговорам Юсупова, он начал поглощать пирожные и записать и мадерой, но с ним ровным счетом ничего не произошло. Результат был таким же и через четверть часа, хотя цианистый калий из тех ядов, которые действуют почти мгновенно. Беспокойство заговорщиков еще больше усилилось.

Немного посовещавшись, они решили, что, несмотря на всю рискованность, у них не оставалось иного выхода, кроме как застрелить «старца». Эту миссию взял на себя сам князь.

Не прошло и нескольких минут, как царский лампадник лежал на полу импровизированной столовой с пулей в груди.

Пуришкевич вспоминает об этом моменте в своем дневнике: «Он не был еще мертв, он агонизировал. Правой рукой своей прикрывал он оба глаза и до половины свой длинный, ноздреватый нос, левая рука его была вытянута вдоль тела; грудь его изредка высоко подымалась и тело подергивали судороги».

Все были совершенно уверены, что «серый кардинал» Российской империи доживает свои последние минуты. Как же они ошибались…

Примерно через четверть часа неизвестно как, но старец ожил. При его «воскрешении» присутствовал лишь Феликс Юсупов. Позже он говорил, что этот момент он не забудет никогда: «Спустившись в столовую, я застал Распутина на том же месте, я взял его руку, чтобы прощупать пульс, - мне показалось, что пульса не было, тогда я приложил ладонь к сердцу – оно не билось; но вдруг, можете себе представить мой ужас, Распутин медленно открывает во всю ширь один свой сатанинский глаз, вслед за сим, другой, впивается в меня своим взглядом

непередаваемого напряжения и ненависти и со словами: «Феликс! Феликс! Феликс!» вскакивает сразу с целью меня схватить. Я отскочил с поспешностью, с какой только мог, а что дальше было не помню»

А дальше было вот что: Распутин выбежал из дворца и попытался перелезть через закрытые ворота и все время повторял: «Феликс, Феликс, все скажу царице!». Владимир Митрофанович выбежал за ним и почти у самых ворот выстрелил ему в спину из своего «соважа». Позже, кровь Распутина на снегу Юсупов объяснял как кровь своей собаки, которую он пристрелил.

Тело «старца», как и планировалось, завернули в кусок ткани и выбросили в прорубь на Старой Неве, а его одежду сожгли.

Страницы: 1 2

Улица Гороховая, дом №64
Именно по этому адресу, в конце концов, обосновался «старец». Именно в этом доме крестьянин из Тобольской губернии, царский лампадник и великий чудотворец властвовал над высшим петербуржским светом. Быть может из-за своей ненависти к дворянству, он почти при любом подходящем случае старался унизить их, открыть их истинное лицо. А при то ...

Николай Михайлович Карамзин как историк и его методы исследования прошлого
Николай Михайлович Карамзин – выдающийся властитель умов России конца XVII начала XIX вв. Велика роль Н.М.Карамзина в русской культуре и сделанного им на благо Родины хватило бы не на одну жизнь. Он воплотил многие лучшие черты своего века, представ перед современниками, как первоклассный мастер литературы (поэт, критик, драматург, пере ...

Деспотизм русского самодержавия
Миф об изначальном деспотизме самодержавия, извечном репрессивно-террористическом характере внутренней политики России (в отличие якобы от Западной Европы) довольно распространен в отечественной и зарубежной историографии истории государства и политологии либерального и крайне левого толка. Постоянное ужесточение уголовного права Моско ...