Византийские государства в Эпире, Трапезуйте и Никее
Страница 12

История » Византийские государства в Эпире, Трапезуйте и Никее

Михаил Акоминат на возвышение эпиротского государя мог взирать лишь с чувством удовлетворенности. Из Кеоса архиепископ слал многочисленные письма далеким друзьям, товарищам, разделявшим его судьбу, и значительнейшим вельможам павшего Византийского царства, которое теперь возрождалось в Никее, хотя и медленно. Императору Ласкарису, зиждителю новых судеб Ромейского царства, который Азию со делал ковчегом для спасения от Всемирного потопа, архиепископ выражал надежду, что он-де явится освободителем Византии, но за всем тем Акоминат уклонился от приглашения прибыть ко двору Ласкариса, точно так же, как не принял приглашения Феодора Дуки, звавшего его в Арту. Точно так же он отклонил от себя избрание в архиепископа наксосского. "Я уподобляюсь, - писал Акоминат никей-скому патриарху, - одряхлевшей от лет птице, сидящей на шестке и тщетно пытающейся взлететь и отлететь на родину". Он был не в силах переехать ни в Битинию, ни в Эвбею, ни даже в Наксос или Парос.

С помощью друзей Акоминату удалось получить несколько книг и вернуть иные из рассеявшейся собственной библиотеки. Так, он просил епископа эврипского Феодора возвратить ему рукопись, которая, как дошли до Акомината слухи, перешла к Феодору; для архиепископа-де она имеет особенную ценность, ибо переписана им собственноручно. "Ты знаешь, - пишет он к епископу, - что я немало привез с собой книг из Константинополя в Афины, да и там покупал новые. И не воображал я никогда, для кого собираю эти сокровища. Да и могло ли мне, несчастному, на мысль прийти, что делаю я это не для своих соплеменников, а для итальянских варваров. Ведь они не в состоянии этих творений ни читать в подлиннике, ни разуметь с помощью перевода. Скорее ослы постигнут гармонию лиры, и скорее навозные жуки станут наслаждаться благовонием мирт, чем латинцы проникнутся очарованием красноречия" С такой же презрительностью высказывался и брат архиепископа Никита Акоминат о невежественности варваров, хотя близилось время, когда древне-французским рыцарским романсам предстояло победить даже греческое воображение.

В Кеосе престарелый Михаил и сам себе представлялся изверженным из рая. Если некогда он стремился всею душой выбраться из "Тартара Афин", то теперь с берега островка он поглядывал на священные кущи Аттики как на утраченный рай. Он из своего каменистого убежища взирал с глубокой горестью "на патэнаическую погибель", но продолжал елико возможно блюсти души своей осиротелой паствы и помогать ей

Однажды он осмелился даже съездить в Афины. Совершил он это тайком, быть может, в 1217 г. Он, однако же, покинул Афины опять весьма скоро. "Если бы я не удалился поспешно, - пишет он Феодору Дуке, - то завяз бы в зубах у италиков"

В этом же письме Акоминат замечает, что он уже двенадцатый год пребывает в Кеосе, а в минувшем году осмелился побывать в Афинах. Впрочем, самый факт, что добровольный изгнанник мог осмелиться посетить Афины, свидетельствует о терпимости, с какой к архиепископу относились франкские победители. Разумеется, ни им, ни латинскому архиепископу, что водворился в Акрополе, не могло быть приятно посещение бывшего афинского митрополита, так как он продолжал отказывать совершившемуся перевороту в своем признании.

Впрочем, Михаил даже и при непродолжительном посещении города Афин мог, пожалуй, воочию удостовериться, что под властью латинских варваров перед городом действительно открываются виды на лучшее будущее. Афиняне, подвергавшиеся прежде со стороны византийских правителей притеснениям, подчинились чужеземному владычеству безо всякой попытки к сопротивлению. С владычеством этим примирялись даже греческие священники. Сам Акоминат писал как-то настоятелю монастыря Каизариани на Гиметте, который заключил с франками сделку, что "теперешним господам следует повиноваться"

Иноземное владычество в Афинах, быть может, оказывалось более милостивым, чем на Эвбее, где богатейший из архонтов, Халкуцис по имени, покинул имущество и свою родню, чтобы бежать в Никею. Акоминат поручал Халкуциса вниманию патриарха Автореяна. В сущности же везде единственно вельможи, владельцы латифундий, встречали со стороны завоевателей наименьшую пощаду и подвергались наибольшим потерям. Но подобные крупные поземельные собственники едва ли существовали в Афинах. Один из друзей Михаила Дмитрий Макремболит вернулся назад в Афины и, несмотря на присутствие франков, чувствовал себя там прекрасно. Он, как и другие афиняне, посылал престарелому иерарху в дар вино, зелень, вяленую рыбу, воск

Страницы: 7 8 9 10 11 12 13

История лагеря
Лагерь был открыт в начале 1938 на базе 26-го посёлка трудопоселений как исправительно-трудовой лагерь «Р-17». Начиная с 10 января 1938 г. в лагерь начали приходить этапы. В течение полугода отделение переполнилось и руководство Карлага вынуждено было вначале временно распределять очередные этапы осужденных ЧСИР по другим лаготделениям, ...

Разрушение Кабула и вывод английских войск из Афганистана
После ухода иноземных войск из Кабула Шуджа пошел на компромисс с главами нескольких враждующих между собой феодальных группировок, среди которых были и руководители восстания Мухаммед Земан и Аманулла Логари. Под давлением народных масс он вынужден был объявить священную войну англичанам и даже предпринять поход на Джелалабад. По пути ...

Политический упадок.
Господари вообще менялись каждые три года, и если они оставлялись на второй срок, то должны были внести большую сумму денег для возобновления княжения, именуемую мукарер. Смена господарей происходила настолько часто, что некоторые из них успевали вступать на престол по четыре - пять раз в каждом княжестве. Константин Маврокордат, напри ...