Борьба с университетскими устоями
Страница 2

История » Образование в России XIX века » Борьба с университетскими устоями

Больше, чем где-либо, таких профессоров было в Казани. Не случайно здесь студенческие протесты приобрели особый размах. Казанские студенты взяли сознательную линию на изгнание некоторых профессоров из университета. В результате пришлось уйти физиологу В. Ф. Берви (случай этот приобрел широкую известность благодаря выступлению Добролюбова в поддержку студентов античникам Ф. Л. Струве к Р. Л. Шарбс, химику Ф. X. Грахс, историку В. М. Ведрову, хирургу Ф. О. Елачичу. Из студенческой переписки и других источников видно, что существовало намерение устроить и более широкую «облаву» на неугодных профессоров.

Протестовали не только против бездарных и отсталых. Порою недовольство направлялось против талантливых ученых, как, например, физик И. А. Больцапи. Его лекции не всегда были понятны слушателям, к тому же профессор не соразмерял своих требований с их знаниями. Елачичем были недовольны потому, что он отказывался читать по-русски и использовал хирургическую клинику для частной практики.

Собирались освистать и юриста В. Н. Никольского. Дошло до того, что его покровителю декану С. И. Баршеву пришлось публично отговаривать от этого студентов. С другой стороны, Никольский был взят под защиту радикальным «Изобличителем» (рукописным студенческим журналом). В том же 1859 г. молодежь перестала посещать лекции Орнатского и тем добилась его отставки. В Петербургском университете студенты вынудили оставить кафедру другого рутинера — Я. И. Баршсва. В Харькове достаточно было дословно записать и распространить в публике маловразумительную лекцию Черняева по ботанике, чтобы дальнейшее пребывание этого профессора в университете оказалось невозможным. В протестах против того или иного профессора участвовали (а порою и верховодили) слушатели других факультетов. Так, в выступлении против Варнека главная роль принадлежала не медикам, а юристам; студенты-естественники даже пытались его отстаивать. Цель состояла не столько в удалении конкретного профессора, сколько в стремлении студентов добиться самостоятельного голоса в университетских делах.

Конечно, далеко не все студенческие волнения приводили к такому исходу. Не все они преследовали эту цель. Порою ограничивались «демонстрациями» по каким-то конкретным поводам.

Затевая очередное движение протеста, они шли на риск и жертвы, поскольку большей частью дело не обходилось без исключения «зачинщиков» из университета. В некоторых случаях (в Казани и Киеве) даже вставал вопрос об отдаче виновных в солдаты. Но, негодуя против непокорной молодежи, принимая одну за другой запретительные меры, правительство в обостренной обстановке тех лет еще вынуждено было в какой-то мере считаться с общественным мнением. Исключенные из одного университета студенты, как правило, вскоре оказывались в другом. А так как притом молодежи нередко удавалось добиться своего, она убеждалась в необходимости коллективных действий для защиты своих требований.

Студенты не ограничивались протестами. Столь же активно выражали они свое одобрение, пытались воздействовать на тематику профессорских лекций, иногда сами подыскивали преподавателей. Так, казанцы обратились к П. В. Павлову, приглашая его к себе для преподавания археологии; письмо подписали все филологи и депутаты других факультетов. Бурными аплодисментами провожала молодежь с лекции в 1859 г. Булича, невзирая на недавнее категорическое запрещение (по распоряжению царя!) выражать в аудитории одобрение или порицание профессору. Начальству не удалось заставить их выполнить царскую волю. Не подействовали ни предупреждение инспектора, ни увещевания самою Булича, ни присутствие попечителя: студенты не желали сдавать завоеванных позиций. Дело закончилось исключением 18 юношей. Любопытный документ сохранился в делах Восточного факультета Петербургского университета: студенты сообщали ректору об успехе предпринятых ими поисков преподавателя турецкого и татарского языков: татарин, мулла X. Фейз-Ханов, согласился безвозмездно читать им по нескольку лекций в неделю. Все эти выступления не являлись случайными, изолированными, одиночными фактами. Они объединялись ясно осознанным намерением изменить университетские порядки.

Студенты добивались самоуправления, отмены административного произвола, права голоса в университетских делах. Суть их стремлении заключалась не столько в борьбе за свои корпоративные права (как нередко считают), сколько в созвучности демократическим и освободительным идеям эпохи. Присущая средневековью и отчасти сохранявшаяся в западноевропейских и Дерпт-ском университетах тенденция к корпоративности, со свойственным корпорациям замкнутостью и отстаиванием своих частных интересов была чужда русским университетам середины XIX в. Передовая молодежь России отнюдь не стремилась оживить эти устаревшие формы. В своих требованиях студенты исходили из твердого намерения изменить весь строй университетской жизни в сторону его демократизации. Добивались также отмены курсовых экзаменов, обязательного посещения лекций и других формальностей, не соответствовавших, но мнению шестидесятников, высокому назначению университета. Тот же подход был характерен для демократической и либеральной печати, где пропагандировалась идея «свободы учения».

Страницы: 1 2 3

Возникновение первых очагов государственности в Кандагаре и Герате. Завоевание Афганистана Надир-шахом
В XVI в. сефевидские шахи, правившие в Иране, отвоевали Герат у узбеков, а затем захватили земли афганских племен в Кандагарской области. Тогда же восточные области Афганистана (Газни, Кабул и Пешавар) вошли в состав державы Великих Моголов Индии. Что касается Кандагара, то он длительное время оставался предметом спора и вражды между Ир ...

Историческая роль православия.
Конечно, в России всегда было и есть сегодня немало людей, твёрдо следующих своей вере, не поддающихся никаким соблазнам и искушениям. Именно они создали и продолжают создавать тот стержень российской цивилизации и культуры, благодаря которому Россия оказалась способной вынести все тяжелейшие испытания, выпавшие на её долю. Историческую ...

Историческое событие
Было время, когда история утверждала себя как наука, обладающая специфическими предметом и процедурой познания, и вопросы об истинности исторических фактов историкам даже не приходили в голову. «В ту пору историки питали ребяческое и благоговейное почтение к «фактам». Они жили наивным и трогательным убеждением, что ученый – это человек, ...