Николай Михайлович Карамзин как историк и его методы исследования прошлого
Страница 5

История » Николай Михайлович Карамзин как историк и его методы исследования прошлого

Со времени выхода в свет "Истории государства Российского" историческая наука далеко ушла вперед. Уже многим современникам Карамзина представлялась натянутой, недоказанной и даже вредной монархическая концепция труда историографа Российской империи, его стремление подчас с объективными данными подчинить з этой концепции рассказ о русском историческом процессе с древнейших времен до XVII в. И, тем не менее, интерес к этому труду сразу после выхода был огромен.

Александр I ждал от Карамзина рассказ истории Российской империи. Он хотел, "чтобы перо просвещенного и признанного писателя рассказало об империи его и его предков". Получилось иное. Карамзин первым в отечественной историографии своим заголовком обещал не историю "царства", как у Г.Ф. Миллера, не просто "российскую историю", как у М.В. Ломоносова, В.Н. Татищева, М.М. Щербатова, а историю Российского государства как "владычества разнородных племен российских". Это чисто внешнее отличие заглавия Карамзина от предшествующих исторических сочинений не было случайным. Россия не принадлежит ни царям, ни императорам. Еще в XVIII в. прогрессивная историография в борьбе с теологическим подходом в изучении прошлого, отстаивая поступательное развитие человечества, стала рассматривать историю общества как историю государства. Государство провозглашалось орудием прогресса, а прогресс оценивался с точки зрения государственного начала. Соответственно, "предметом истории" становится "государственные достопримечательности", определяемые признаки государства, которые представлялись наиболее существенными в обеспечении человеческого счастья. Для Карамзина развитие государственных достопримечательностей – также мерило прогресса. Его он как бы сравнивает с представлениями об идеальном государстве, среди важнейших "достопримечательностей" которого были: независимость, внутренняя прочность, развитие ремесла, торговли, науки, искусства и, самое главное, обеспечивающая все это твердая политическая организация - определенная форма правления, обусловленная территорией государства, историческими традициями, правами, обычаями. Представление о государственных достопримечательностях, а также то значение, которое Карамзин придавал каждой из них в прогрессивном развитии самого государства, отразилось уже на структуре его труда, полноте освещения им различных аспектов исторического прошлого. Наибольшее внимание историограф уделяет истории политической организации русского государства – самодержавию, а также событиям политической истории вообще: войнам, дипломатическим отношениям, совершенствованию законодательства. Историю не рассматривает в специальных главах, заключающему конец важного, с его точки зрения, исторического периода ил правления, предпринимая попытку некоего синтеза развития достаточно стабильных "государственных достопримечательностей": пределы государства, "законы гражданские", "воинское искусство", "успехи разума" и другие

Уже современники Карамзина, в том числе и многочисленные критики его труда обратили внимание на определяющую особенность "Истории…", несопоставимую ни с одним из предшествующих исторических сочинений, - ее цельность. "Цельность труду Карамзина придала концепция, в которой определяющую роль играла идея самодержавия как главного фактора исторического процесса". Эта идея пронизывает все страницы "Истории…", иногда она раздражающе-назойлива, подчас кажется примитивной. Но даже такие непримиримые критики самодержавия, как декабристы, не соглашаясь с Карамзиным и легко доказывая его несостоятельность, отдавали должное историографу за искреннюю преданность этой идее, тому мастерство, с которым он проводил ее в своем труде. Основа концепции Карамзина восходила к тезису Монтескье о том, что "огромное государство может иметь только монархическую форму правления". Карамзин идет дальше: не только монархия, но и самодержавие, то есть не только единоличное наследственное правление, но и неограниченная власть просто человека, который может быть даже избран на трон. Главное, чтобы было "истинное самодержавие"- неограниченная власть обличенного высокими полномочиями лица, строго и неукоснительно соблюдающего проверенные временем или продуманно принятые новые законы, придерживающегося нравственных правил, заботящегося о благе подданных. Этот идеальный самодержец должен воплощать "истинное самодержавие" как важнейший фактор государственного порядка и благоустройства. Русский исторический процесс, по Карамзину, это медленное, порой зигзагообразное, но неуклонное движение к "истинному самодержавию".Оно проходило, с одной стороны, в постоянной борьбе самодержавного начала с удельными олигархическими, аристократическими тенденциями и силами, а с другой – в ослаблении, а затем и ликвидации самодержавием традиций древнего народного правления. Для Карамзина власть аристократии, олигархии, удельных князей и власть народа – это не только две непримиримые, но и враждебные благоденствию государства силы. В самодержавии же, говорит он, заключена сила, подчиняющая в интересах государства народ, аристократию и олигархию.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Екатерина II и возрастание русского влияния в княжествах.
В 1762 году на престол русских царей вступила Екатерина II, энергичная и хитрая женщина. Целью её политики был разгром османской империи, объединение всех православных под русским скипетром и овладение проливами Босфор и Дарданеллы с тем, чтобы у русской империи был свободный выход в Средиземное море. Хотя Россия и преследовала эгоистич ...

Лингвистика и филология
Большие потери понесли и эти науки. Погиб директор Лингвистического института в Киеве И.М. Сияк, за которого в 1919 г. при вступлении его в партию поручился В.И. Ленин. Был арестован выдающийся лингвист Е.Д. Поливанов и крупный лингвист и востоковед Н.А. Невский, расшифровавший тунгусские иероглифы. Его монография на эту тему была издан ...

Алгоритм получения исторического знания
В предельных утверждениях подобное понимание было сформулировано М.П. Погодиным в «Исторических афоризмах» - книге, изданной в 1836 г., за пять лет до рождения В.О. Ключевского: «труднейшая задача Историку: он сам должен ловить все звуки, (летописи, Нестора, Григории Турские), отличить фальшивые от верных (Историческая Критика, - Шлецер ...