Заключение.

Русский царь совершенно не знал ни России, ни народа русского, и не узнал их до конца своих дней.

Он отстаивал конституции для Франции, он дал, конституцию Финляндия и Польше. Наконец, он освободил от крепостной зависимости эстонских крестьян. Правда, освободил скверно без земли, но все же сделал для них то, чего он никак не мог решиться сделать для русских крестьян.

Когда же дело касалось Россия, Александр терялся.

Русскому дворянству он не доверял и презирал его, что засвидетельствовано историческими фактами.

Это был единственный класс, который он знал ближе и мог судить о нем.

Среднего сословия Александр не знал, да оно само еще не успело самоопределиться в России. Крестьянство он знал только настолько, насколько царь мог знать солдат. Он видел в нем пушечное мясо, над которым свободно орудовала палка опрусаченного капрала.

Можно ли освободить крестьян и как это произвести в России, он решительно не знал, и он решил „облагодетельствовать" народ тем единственным путем, который был ему более всего знаком.

Сын Павла видел народ через призму любимой им и близкой ему солдатчины. Отсюда идея военных поселений. Идея эта, хотя и внушенная некоторыми иноземными примерами, выношена самим Александром. Аракчеев вначале был против военных поселений. Но Аракчеев никогда не имел своей инициативы и не смел иметь своих суждений. Это был идеальный исполнитель державной воли монаршей. И здесь опять сказалась вся непреклонность воли Александра.

Раз уверовав в спасительность военных поселений, он осуществил эту идею с такой неукоснительностью. какой немного примеров в истории нашего царизма.

Другого такого исполнителя, беспрекословного и ни над чем не задумывающегося, как Аракчеев, не было, и нет ничего удивительного в том, что Александр вполне ему доверился.

Трагедия Александра не была только его личной трагедией. Это трагедия царизма. Человек, достигший величайшей мировой славы и могущества, неограниченный властелин, повелевавший миллионами, единственный монарх в Европе. обладавший, казалось бы, полной возможностью осуществлять свои намерения, царь, которого не стесняли ни парламенты, ни палаты лордов или господ, не связанный никакими конституциями, на вершине славы и могущества - чувствует свое полнейшее бессилие и роковую бесплодность всех с6оих начинаний.

Он может причинять зло, и много зла, но это все, что он может. Д зло может причинить и самый ничтожный предмет в природе. Но в деле добра он совершенно бессилен, и это в лучшем случае, часто же задуманное добро превращается в зло.

[1] Валлоттон А. Александр 1. –М., 1966, с.98

[2] Любош С. Последние Романовы. –Петроград, 1924, с. 5

[3] Любош С. Последние Романовы. –Петроград, 1924, с. 5

[4] Любош С. Последние Романовы. –Петроград, 1924, с. 9

[5] Заичкин И., Почкаев И. Русская история от Екатерины Великой до Александра II/. –М., 1994, с. 211

[6] Шмурло Е. История России. –М., 1997, с. 56

[7] Валлоттон А. Александр 1. –М., 1966, с. 54

[8] Любош С. Последние Романовы. –Петроград, 1924, с. 8

[9] Шмурло Е. История России. –М., 1997, с. 59

[10] Любош С. Последние Романовы. –Петроград, 1924, с. 90

[11] Любош С. Последние Романовы. –Петроград, 1924, с. 989

[12] там же

[13] Мунчаеы Ш. История России. –М., 1996, с. 65

[14] Шмурло Е. История России. –М., 1997, с. 60

[15] Любош С. Последние Романовы. –Петроград, 1924, с. 10

[16] Любош С. Последние Романовы. –Петроград, 1924, с. 100

[17] Любош С. Последние Романовы. –Петроград, 1924, с. 101

[18] Валлоттон А. Александр 1. –М., 1966, с.98

[19] Заичкин И. Русская история от Екатерины II до Александра II. –М., 1994, с. 36

[20] Любош С. Последние Романовы. –Петроград, 1924, с. 34

[21] Заичкин И. Русская история от Екатерины II до Александра II. –М., 1994, с. 36

[22] Любош С. Последние Романовы. –Петроград, 1924, с. 79

[23] Заичкин И. Русская история от Екатерины II до Александра II. –М., 1994, с. 37

[24] Шмурло Е. История России. –М., 1997, с. 56

История России с древнейших времен до наших дней. Введение
Прошлое не исчезает, а продолжает жить в накопленном опыте социальной жизни. Обобщение и обработка накопленного человеческого опыта — первейшая задача истории. Historia est magistra vitae («История — наставница жизни») — говорили древние. И действительно, люди всегда, особенно в переломные периоды жизни человечества, в гигантской лабор ...

Разгром восстания
При первых же известиях о начале кронштадтского вооруженного мятежа большевики приняли самые решительные меры для его скорейшей ликвидации. Активное участие в их разработке и реализации принимал Ленин. 2 марта 1921 г. Совет Труда и Обороны РСФСР принял в связи с мятежом специальное постановление. На следующий день за подписью Ленина он ...

Вывод
Таким образом, в данной главе были проанализированы труды А.И. Маркевича посвященные отдельным персонажам проживавших и посещавших Тавриду. Проанализировав труд А.И. Маркевича посвященный А.Я. Фабру удалось выяснить, что одной из огромных заслуг А.Я.Фабра перед нашим краем, является основание детского приюта в 1864 г. который просущест ...